Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



Комитет Государственной Думы по региональной политике
и проблемам Севера и Дальнего Востока

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Алексей Корниенко: Выражаю надежду, что новая национальная программа развития Дальнего Востока будет разработана на основе комплексного анализа уровня жизни населения на Дальнем Востоке

04.04.2019

4 апреля 2019 года член Комитета Государственной Думы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Алексей Корниенко выступил на пленарном заседании Государственной Думы.

Выступление 04.04.2019

 

Уважаемые депутаты!

 

На четвертом Восточном экономическом форуме Президентом России была озвучена амбициозная цель – достижение опережающего развития Дальнего Востока не только по отношению к другим регионам России, но и к экономикам стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Недавно Росстат обновил статистику за 2018 год, и мне, как депутату Государственной Думы от регионов Дальнего Востока, было интересно, прежде всего, увидеть динамику социально-экономических показателей дальневосточных субъектов. К сожалению, несмотря на все предпринимаемые на государственном уровне меры, данные статистики выглядят удручающе и в полной мере отражают те проблемы, о которых дальневосточники регулярно пишут депутатам.

Так, за 2018 год миграционная убыль в субъектах Дальневосточного округа составила 33 143 человека, что на 4 629 человек больше, чем в 2017 году. Эти данные взяты с учетом вхождения в состав ДФО Забайкальского края и Республики Бурятия. Однако если мы посмотрим цифры за два года без учета этих новых субъектов, картина останется той же: 21 тысяча выбывших в 2018-м году против 17 тысяч в 2017-м. То есть еще на 4 тысячи человек уехало больше с территорий, в которых последовательно уже несколько лет реализуется особая политика развития.

Ситуация выглядит несколько странной на фоне проделанной за последние годы работы: создано специальное Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики, приняты и действуют законы о ТОРах, Свободном порте Владивосток, дальневосточном гектаре. Между тем, ответ на вопрос о причинах бегства населения с Дальнего Востока мы можем найти в тех же статистических данных, в ряде которых дальневосточные регионы бьют, к сожалению, антирекорды.

Например, возьмем жилищные вопросы. При среднероссийском показателе 0,7% аварийного жилищного фонда в регионах ДФО эта цифра составляет свыше 2%; достигая 7,5% в Якутии и 4,5% в одном из самых богатых регионов России – Сахалинской области. Жители Сахалина присылают письма о том, что они продолжают проживать в домах, ставших аварийными в результате землетрясения в 1995 году.

Не решаются вопросы предоставления жилищных субсидий гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера, а также жилья детям-сиротам – по данным Минпросвещения, в 2018 году количество предоставленных квартир опять не смогло перекрыть рост очереди. При этом цены на жилье в ДФО продолжают оставаться стабильно высокими, уступая лидерство только Москве и Санкт-Петербургу.

Также нередки ситуации, когда людям приходится жить в малых и отдаленных населенных пунктах без инфраструктуры. Например, еще в 2010 году было принято решение о признании сёл Молодежное и Таежное Приморского края закрывающимися, однако на федеральном уровне оно до сих пор не утверждено и деньги на расселение людей не выделены. В этих селах нет рабочих мест и необходимых социальных учреждений, в связи с чем проживающим в них гражданам не может быть обеспечен даже минимальный уровень реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации социальных и экономических прав, не говоря уже об опережающем развитии.

О проблемах здравоохранения свидетельствуют следующие цифры. Заболеваемость острыми кишечными инфекциями, гриппом, гепатитом в ДФО существенно превосходит среднероссийские показатели. Туберкулёзом на Дальнем Востоке болеет в два раза больше населения, чем в среднем по России – 79 человек против 41 на 100 тысяч населения. В январе текущего года, по данным Минздрава России, заболеваемость внебольничными пневмониями в Приморском крае на 100 тысяч населения составила 163 человека, в то время как по России данный показатель составляет всего около 60 человек.

Как итог, по продолжительности жизни Дальний Восток занимает самое последнее место среди всех округов страны: люди здесь живут в среднем на 2-3 года меньше, а в отдельных территориях, например, на Чукотке, разница доходит до 7 лет. Смертность трудоспособного населения также самая высокая. Мы требовали не повышать пенсионный возраст, особенно на Дальнем Востоке. Люди просто не доживают до пенсии, а теперь после так называемой «пенсионной реформы» пенсионеров-дальневосточников станет еще меньше. И где же тут стимулы оставаться жить и работать на Дальнем Востоке?

Проблемы, полагаю, не только в недостаточном уровне здравоохранения и тяжелых климатических условиях, но и в порой безответственном с экологической точки зрения подходе к наращиванию темпов производства, о чем дальневосточники сообщают в коллективных обращениях всякий раз после начала реализации крупных проектов. Полагаю, есть прямая зависимость между статистикой Минздрава о повышенном уровне заболеваемости органов дыхания в г. Находка на 5-8% по отношению к Приморскому краю в целом и активной перевалкой угля в порту Находка в нарушение всех экологических и санитарных норм. Показательно, что на днях там выловили больного детеныша ларги – пятнистого тюленя, с черным цветом меха вместо белого и угольной пылью в легких.

Следующий немаловажный аспект жизни людей – это заработные платы и пенсии. На первый взгляд может показаться, что Дальний Восток выгодно отличается от других регионов страны, демонстрируя размер средней заработной платы за 2018 год в 51 тысячу рублей при среднероссийском показателе 43 тысячи. Между тем, необходимо учитывать, что этот показатель складывается в основном за счет высоких районных коэффициентов на Крайнем Севере, а большинство населения все-таки сосредоточено в южных районах Дальнего Востока. Так, в самом густонаселенном Приморском крае средняя зарплата за 2018 год составила 42 тысячи рублей. Учитывая дорогую потребительскую корзину и высокие цены на жилье, ожидать, что люди будут держаться за данную зарплату, не приходится.

Также по состоянию на 1 марта текущего года регионы Дальнего Востока имеют просроченную задолженность по заработной плате в размере 505,5 млн. рублей. Это 20% от всех долгов по зарплате в России, и для самого малочисленного округа страны показатель этот, конечно, очень серьезен.

И дело здесь не только в печально известном заводе «Радиоприбор» в г. Владивостоке. По своему опыту могу уверенно сказать, что число коллективных обращений о невыплате заработной платы за последние годы возросло существенно. Обращения приходят, в том числе, от коллективов организаций, занятых в крупных проектах, таких как, например, ССК Звезда в г. Большой Камень и космодром Восточный. Считаю, что многочисленные факты несвоевременной выплаты заработной платы – серьезный удар по инвестиционной привлекательности региона, а наличие данных ситуаций на больших, государственно важных объектах говорит о неэффективности контрольных механизмов и коррупции.

С пенсиями ситуация обстоит еще хуже. Если в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях действуют районные коэффициенты, в южных районах они попросту отменены. Как результат – пенсии жителей Приморского, Забайкальского краев, Амурской области, ЕАО, Бурятии варьируются от 13 до 14,5 тысяч рублей, то есть отражают среднероссийские показатели. При этом прожиточный минимум пенсионера здесь, естественно выше, чем в большинстве других регионов страны. Однако наши инициативы о возврате районного коэффициента к пенсиям дальневосточников услышаны не были.

Обращения граждан, которые я получаю в течение многих лет, полностью подтверждают вышеуказанную статистику: люди рабочих специальностей из глубинки, проработавшие по 20-30 лет на производствах, пишут о нищенских пенсиях в 8000 рублей, о нерешаемых десятилетиями вопросах расселения аварийных домов и невыполняемых решениях судов о проведении капитального ремонта, о закрытии в селах и небольших городах больниц, школ и филиалов вузов, домов культуры, о непомерно высоких ценах на жилье, коммунальные услуги и продукты питания.

Регионы пытаются решить сегодня задачу обеспечения социальных обязательств, возложенных на них ворохом законов, постановлений и иных нормативных правовых актов, не совместимых с их финансовыми возможностями. В итоге они либо недовыполняют все показатели, либо выполняют одни и не выполняют другие. Но люди не могут ждать годами и десятилетиями, когда в их поселке наконец построят школу, отремонтируют больницу, дорогу, проведут газ. И уезжают сначала в региональные столицы, а затем в центральную Россию.

Таким образом, закрепление населения на Дальнем Востоке остается важной государственной задачей, не менее сложной, чем привлечение новых трудовых ресурсов. Обеспечению опережающего экономического роста региона должно предшествовать опережающее развитие государством инфраструктуры, использование механизма льгот не только для инвесторов, но и для профессиональных кадров и их семей, для людей, живущих и работающих на Дальнем Востоке.

Выражаю надежду, что новая национальная программа развития Дальнего Востока будет разработана на основе комплексного анализа уровня жизни населения на Дальнем Востоке, в том числе с учетом положительного опыта Советского Союза по закреплению населения на Дальнем Востоке, и предметно направлена на преодоление тех негативных статистических показателей, которые, к сожалению, мы видим сегодня.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх